Четверг, 24 января 2019 13:11

К 100-летию директивы «О расказачивании»

Воскрешая нашу казачью историю, отдавая дань признательности и уважения предшествующим поколениям, пережившим непростые десятиления XX века, мы вспоминаем знаковые события на этом пути. А наступивший 2019 год возвращает нас к столетней давности, когда казачество России понесло тяжелый урон от власти, сорвавшей нашу страну с её собственного, традиционного исторического пути. 24 января 1919 года советские власти, а точнее Оргбюро ЦК РКП /б/, приняло циркулярное письмо «Об отношении к казакам». Оно послужило началом истребления казачества, как особого воинского сословия России. В народном просторечии эта директива получила свое краткое название «О расказачивании». Этот документ, как и другие подобного рода, проходил под грифом «Секретно» во избежание его широкой огласки и состоял из восьми пунктов. Мы приведем их, изложим, чтобы современный российский гражданин имел полное представление о его содержании.

Первый из этих пунктов был самым тягостным по своей жестокости и гласил: «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно, провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с советской властью. К среднему казачеству необходимо принимать все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против советской власти». Совершенно очевидно, что такая изуверская установка ставила казачество России вне закона и даже по условиям гражданской войны была бесподобной, как будто взятой из глухого средневековья, бессудной расправой. Следующий пункт этого вердикта требовал «Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, что относится как к хлебу, так и ко всем другим сельскохозяйственным продуктам». В связи с опустошением казачьих станиц, директива предписывала заполнять их путем широкого переселения и сразу уравнивала переселенцев – «иногородних» - с казаками в земельном и других отношениях. Директива исходила как циркуляр, то есть обязательный для выполнения на всей территории России и пятый ее пункт требовал «Провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи» и одновременно было прописано «Выдавать оружие только надёжным элементам из иногородних». В станицах создавались вооруженные отряды  до «установления полного порядка». И последним, восьмым пунктом, директива властно приказывала «Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи станицы, проявлять максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания». И еще раз в заключении этого драконовского документа давалось особое задание Наркомзему «Разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли».

Подписал директиву о расказачивании и выступил инициатором ее принятия Председатель ВЦИК Яков Свердлов /наст. фамилия Аптекман/. Ему вторили не менее известный деятель Троцкий, издававший газету «Известия народного комиссариата по военным делам», в одном из номеров которой еще один деятель этого же ряда Вацетис писал: «У казачества нет заслуг перед русским народом и русским государством. У казачества есть заслуги перед темными силами русизма… Это своего рода зоологическая среда. Стомиллионный русский пролетариат не имеет права на какое-то великодушие… Старое казачество должно быть сожжено в пламени социальной революции». Вот так чуждые казачеству и нашему народу, они идейно благославляли на разгром казачества враждебные ему силы, в числе которых оказались и многие так называемые интернационалисты, наполнившие Россию в смутное революционное время. Среди них было немало красных латышей, мадьяр-венгров, китайцев и многих других. 

Много бед испытал наш народ в XX веке: и целых три революции, и две мировые войны, и раскулачивание, которое было фактически сломом русского крестьянства, и сталинские гнусные репрессии. В этом печальном и трагическом ряду стоит и расказачивание. 

Казачество России понесло невосполнимый урон, прежде всего на Дону, Кубани, по Тереку, Уралу, и, конечно, Сибири, и в других казачьих областях. Известна оценка, которую дал расказачиванию красный комдив Ф.К. Миронов, в 1919 году, позднее расстреляный большевиками. Он говорил: «Население страдало от насилий и надругательств. Не было хутора или станицы, которые не считали бы свои жертвы красного террора десятками и сотнями. Дон онемел от ужаса». В результате такого геноцида казачество России  было почти стерто с лица земли и уже в марте  1920 года власти издали очередной декрет с оповещением, что казачьи войсковые земли упразднялись. Что это значило? А то, что земля всегда была основой казачьей жизни, она объединяла казаков, придавала им общую силу  и была сама объектом их защиты. По некоторым предположениям, в результате массового террора было уничтожено не менее миллиона казачьего населения. 

«Да, брат ты мой, какие казачьи головы с обеих сторон летели! Расколыхалось тогда наше забайкальское казачество так, что долго после Гражданской устояться не могло, - говорил мне (В. Апрелков, «Георгиевские кавалеры Забайкальского казачьего войска», V том. - Чита, 2018 г.) в не близком теперь уже 1989 году старейший забайкальский писатель казак Чалбучинской станицы Василий Иванович Балябин. – Если хочешь понять суть Гражданской войны в нашем крае, обязательно постарайся ответить на два вопроса. Первый: что это была за «банда атамана Семенова» в 1918, если против нее пришлось стягивать большевикам все наличные отряды Красной Гвардии от Владивостока до Канска, почему у него было столько добровольцев-казаков? И второй: почему же, несмотря на все «зверства» и им подобное, столько народу вместе с Атаманом в Китай ушло? Об этом надо тоже обязательно написать, хотя это кое-кому даже теперь сильно не понравится, могут и не дать…

После этого разговора, уже работая в архивах, я понял, что имел в виду старый казак. Официальная история Гражданской войны в нашей стране писалась под диктовку начавших ее и победивших когда-то большевиков, желающих выглядеть в глазах потомков в выгодном свете, - «Горе побежденным!». Потому-то теперь внезапно открывающиеся подробности этого братоубийства порой шокируют внуков и «красных», и «белых». «Кто дал право большевикам убивать людей?» – этот простой, казалось бы, вопрос ветерана пяти войн XX века, казака – «аргунея» кавалера «царских» и «советских» наград Осипа Кононовича Фёдорова в свое время поставил меня в тупик. Мы обязаны знать подлинную историю Гражданской, чтобы не допустить ее возобновления.

«Белая борьба нуждается в летописи, а не в идеализации, в верном самопознании, а не в создании легенды, в удостоверении, а не в искажении», - отметит выдающийся русский мыслитель И.А. Ильин. 

…После установления большевистской власти  в Забайкалье исчезло с лица земли 2884 (из 4927!) населенных пунктов».

Однако, ненавистники казачества хотя и нанесли ему страшный урон, но были не в силах вычеркнуть его из истории России. И это не случайно: заслуги казачества издавна были известны широко. Уже на самой ранней стадии своей славной истории XVI-XVII веках казачество во многом заслонило поднимающееся Московское царство от диких набегов турецких янычар со стороны Юга, Причерноморских степей, которые всегда были проходным полем для кочевых народов, начиная с времен  Киевской Руси. И в последующие века казачество, став частью Российской Армии, принимало участие в защите Родины, охране ее пограничных рубежей. Не о них ли классик русской литературы Лев Толстой сказал, что «граница породила казачество, а казаки создали Россию». И его же: «Границы России прирастали могилами казаков». Эти образные изречения, как математические формулы, безупречны по своей жизненной правде и не оставляют камня на камне от враждебных казачеству клеветнических пасквилей большевистских деятелей 1920-х годов. С классиком не поспоришь!

А если взглянуть на многовековую историю сибирского, забайкальского казачества, то дела их блестяще иллюстрируют толстовские суждения об отечественном казачестве. История помнит, что первым на восточный берег Байкала ступил казачий атаман Максим Перфильев в 1638 году, а ровно через 10 лет, в 1648 году, другой казак Иван Галкин основал Баргузинский острог, ставший на многие годы своеобразным форпостом для русских  землепроходцев в движении России на Восток. Не сотрется из памяти народной имя казачьего сотника Петра Ивановича Бекетова – основателя Якутска и Читы, где ему сооружен бронзовый памятник. Да и почти все сибирские города, ставшие сегодня столицами краев и областей за Уралом и вплоть до Дальнего Востока, были основаны русскими казаками в XVII веке. Начиная с похода Ермака Тимофеевича, расшатавшего Сибирское ханство в начале 1580-х годов, казачьи малочисленные отряды шли и шли неуклонно вглубь Сибири, ставя города Тюмень в 1586 году, а через год Тобольск, а в 1619 году Енисейск. А воевода этого енисейского городка Яков Хрипунов посылает служилого человека Андрея Дубенского в 1628 году для постройки нового острога, давшего начало городу Красноярску. Тем же способом казак Иван Похабов ставит в 1661 году Иркутский острог. Наступила очередь и нашего Верхнеудинска /с 1934г. – Улан-Удэ/, основанного  казаками Осипом Васильевым и Гаврилой Ловцовым на исходе 1665 года. Здесь мы приведем слова ще одного писателя России XIX века А.И. Герцена: «Горсть казаков и несколько обездоленных мужиков на свой страх перешли океаны льда и снега, и везде, где оседали усталые кучки, в мерзлых степях, забытых природой, закипала жизнь, поля покрывались нивами и стадами. И так от Перми и до Тихого океана». 

Казаки, казачьи атаманы, ставившие новые города для России, были не только решительными и смелыми воинами, но и не менее искусными дипломатами, умевшими устанавливать добрососедские отношения со всеми народами, государствами и племенами, встречавшимися на их пути. Они всегда помнили, что за их спиной стоят Москва, Россия. Может быть мы здесь говорим высокие слова, но так было на самом деле, чтобы убедиться в этом, откройте сегодня уже довольно редкую книгу «Документы по истории Бурятии. XVII век. Выпуск I», издания 1960 года в Улан-Удэ, и вы можете лично в этом убедиться. Казаки всегда смело и твердо предлагали всем правителям, вплоть до китайских богдыханов, принять подданство России. Эта история вызывает гордость и уважение!   

Забайкальское казачество с первых лет своей истории, то есть второй половины ХVII века, всегда было многонационально по составу и вбирало в себя казачьи формирования эвенков /тунгусов/, бурят, якутов. С начала ХVIII века казачество Забайкалья приняло активное участие в организации пограничных караулов и встало на защиту восточных рубежей России. 

Вернемся к ближним временам, и посмотрим, как складывалась история казачества России и наших краёв в последние примерно тридцать лет. В конце 1980-х годов, когда в стране начался демонтаж сложившихся в советское время идеологических, политических и экономических устоев, он не миновал и казачество, а может быть глубже и быстрее затронул его, чем другие категории граждан СССР. Казаки страны начали самоорганизовываться индивидуально и коллективно, принимать участие в публичных событиях. Наступала новая историческая полоса жизни казачества, его судьбы. Процесс возрождения был непростой: традиции были утеряны или забыты во времени, преемственность поколений, которые всегда бывает основой естественного общественного развития, была потеряна – ведь расказачивание в стране длилось почти семьдесят лет и примеров для подражания не было по естественным причинам – потери связи поколений. Поэтому, возвращение «на круги своя», как говорит Библия, шло непросто, многое в этом процессе было наносного, бутафорского, показного, что подчас вызывало улыбку прохожих. Но жизнь брала свое и постепенно многое входило в свое русло, второстепенное отсеивалось, пропадало. 

Большую роль в организации казачьей жизни играла культура, воскрешение обычаев и норм казачьей жизни. Дух казачества, его самобытность постепенно возвращались и при этом большое значение имело влияние потомственного казачества, которое вопреки всему хранило в душе и сердце зов предков. Насильственный и грубый, жестокий слом жизни, случившийся в 1919 году и после, вовсе не означал крайний предел истории казачества России. Не последнее слово в возрождении казачества сказали русская литература, живопись, виды художественного искусства, как бессмертная повесть Н.В. Гоголя «Тарас Бульба», книга Л.Н. Толстого «Казаки», изобразительные полотна, как, например, картина И.Е. Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану», шолоховская эпопея «Тихий Дон». Этот ряд можно продолжить до бесконечности, начиная с пушкинских стихотворных и прозаических  произведений, посвященных истории казачества России, его видным историческим персонам, известным нам со школьной скамьи. Осознанно или нет, примеры славной казачьей истории, запечатленные в разнообразных видах отечественной культуры, лежали в основе возрождения казачества в новой, демократической России. Такие глубинные, корневые мотивы всегда выше сиюминутных погромных декретов неуемных властей.

Шаг за шагом казачество России поднималось и становилось на ноги. В конце июня 1990 года в Москве на большом Казачьем Круге создается Союз Казаков России, как добровольное общественное объединение представителей казачьих областей, округов и землячеств с признанием общей истории казачества России и его духовно-культурных ценностей. В 1991 году принимается «Декларация казачества России» с провозглашением казачьего самоуправления и восстановления казачьих военных формирований пограничных войск. Одновременно подчеркивалось отрицательное отношение к делению казаков на «белых и красных», а Гражданская война оценивалась как общая трагедия России. Подобные процессы шли и на местах: 16-17 ноября 1990 года в Чите состоялся Большой восстановительный круг Забайкальского Казачьего Войска, избравший Атаманом Геннадия Кочетова. Стала издаваться газета «Казачий караул». 

20 ноября 1996 года на территории Республики Бурятия был зарегистрирован Первый (Верхнеудинский) отдел Забайкальского войскового казачьего общества, объединивший первичные казачьи общества, а 13 октября 2006 года на учредительном общем собрании в городе Гусиноозерске было создано окружное казачье общество Республики Бурятия «Верхнеудинское» Забайкальского войскового казачьего общества.  В целом совершенно очевидно, что шел процесс поиска форм организации казачества. Он оформился в итоге в наших краях в Окружное казачье общество «Верхнеудинское», в котором по состоянию на 17 октября 2018 года  зарегистрировано 24 казачьих общества, находящихся на территориях муниципальных районов и городских округов (из них 1 окружное казачье общество, 17 станичных, 4 городских, 2 хуторских казачьих общества). В них состоит 1390 казаков, без учета членов их семей.

Уставы Окружного казачьего общества Республики Бурятия «Верхнеудинское» ЗВКО и 22 казачьих обществ, входящих в его структуру, приведены в соответствие с новой редакцией Устава ЗВКО.

По состоянию на 17 октября 2018 года в государственный реестр казачьих обществ РБ внесены 21 казачье общество и ОКО РБ «Верхнеудинское» ЗВКО.

Л.Г. Орлов, профессор истории, заслуженный работник культуры Республики Бурятия, почетный гражданин Байкало-Кудара, 24 января 2019 г.

 

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии