Новости Сангхи
Воскресенье, 03 мая 2020 18:06

По следам Унгерна

В декабре 2014 года в Правительство Республики Бурятия обратилась  московский режиссер-документалист Хренова  Дарья с просьбой о поддержке её съемочной группы при съемках  фильма в Бурятии "По следам барона Унгерна". Она просила проводника по местам боев в Гражданскую войну в Бурятии, транспорт и поддержку местных властей. Зампред Правительства РБ Петр Лукич Носков и Председатель Комитета по межнациональным отношениям Харитонов Михаил Александрович, атаман ОКО "Верхнеудинское" ЗВКО Бородин Борис Константинович обратились ко мне, зная мои краеведческие рассказы о Гражданской войне на юге Бурятии и севере Монголии и недавнюю работу заместителем главы Селенгинского района. Будучи на пенсии с ресурсом времени и личного знакомства с руководством районов, где будут проходить съемки, моя кандидатура подходила для этой работы. К этому времени я изучал  работы мемуаристов Н.Н. Князева, Б.Н. Волкова, М.Г. Торновского, А.С. Макеева, Фердинанда Осендовского, Н.М. Рябухина, Е.А. Белова, на предмет участия в гражданской войне казаков Западного Забайкалья и атаманов станиц  Желтуринская Сухарева П П. и Боцинская Сюсина Ф. Мои интересы совпадали с интересами съемочной группы и я дал согласие на это сотрудничество. Правительством, правлением ОКО "Верхнеудинское" и мною начались телефонные согласования графика съемок, маршрутов передвижения по районам  Бурятии и Селенгинского аймака Монголии, условия пребывания в пограничной зоне в местах перехода Конноазиатской дивизии в 1921 году. Места проживания и питания, посещение церквей и дацанов, музеев и сакральных мест, предварительные согласования с местными жителями, с их воспоминаниями о гражданской войне, со слов их родителей и родственников, обеспечения проезда к месту боев, организация молебнов по убиенным... Большая часть нагрузки по подготовке легла на меня. Я обзвонил всех глав районов, глав поселений, атаманов станиц, лиц, участвующих в съемке,  православных и буддийских священников, переговорил со всеми и не один раз, благо меня помнили и принимали живейшее участие и в подготовке, а потом и в съемке.

После взятия Урги, посадив Богдо-Гэгэна на трон Монголии, Унгерн  за зиму 1920-21 гг. окончательно изгнал китайцев с территории Монголии. Войска должны быть в боевом напряжении, иначе анархия и потеря основы войска - дисциплины. Потом распад. Так обосновал свое предназначение как военоначальника генерал Унгерн. В своем знаменитом приказе № 15 Унгерн поставил задачу своей дивизии и подчиненным ему подразделениям: атаковать Советскую Россию. Поход 1-й бригады под командой самого Унгерна на Троицкосавск в начале июня 1921 года был неудачен. Потеряв артиллерию и дивизионную казну, Унгерн отступил в Монголию за реку Селенгу. Вторая бригада генерала Резухина успешно дошла до Билютая и узнав о поражении Унгерна, с боями вернулась в Монголию. Узнав, что красные войска Неймана, в составе трех пехотных и одной кавалерийской бригад, зашли в Монголию для взятия Урги, Унгерн, совершив маневр, атаковал Советскую Россию в районе реки Джида, которая осталась после ухода войск  с небольшими гарнизонами. Без боя дошел до поселка Новодмитриевка, там сходу смял высланный с Мысовска Иркутский особый батальон. Разгромил пехотный батальон и конный дивизион 105 бригады. После трехдневного отдыха в Загустае, узнав, что с Верхнеудинска навстречу движется 2-я кавалерийская бригада Кубанской 5-й дивизии, а с Монголии возвращаются посланные туда войска, Унгерн повернул обратно. Часа не хватило 104 стр бригаде и коннице Щетинкина преградить путь к отступлению Унгерна у Новодмитриевки. Проскочив через Покровку, Унгерн шел в верховья разбухшей от наводнения Джиды. У Модонкуля удалось перейти реку и уйти в Монголию, где был убит заговорщиками офицерами генерал Резухин и  22 августа 1921 года сдан в плен красным сам Унгерн.

20.04.2015 мы встретились и очно познакомились с Дарьей Хреновой, оператором Александрой Ивановой, директором Анной Голиковой. Определили цели и задачи, заручились поддержкой глав районов и на выделенном правительством микроавтобусе выехали в   Иволгинский район к казаку-фермеру Бурдуковскому Сергею.  Казаки показали конную джигитовку. Дальше в Селенгинский район. Остановились в Нижнем Убукуне, конечный пункт похода Унгерна в Советскую Россию, 3 августа 1921 года он отсюда  повернул в Монголию. Общая съемка панорамы села. Проехали Средний Убукун по улице, названной в честь участницы гражданской войны, уроженки Убукуна Елены Волковой, но погибшей в Кяхтинском районе в боях с Унгерном. Гусиноозерск - ночевка в гостинице.

21.04.2015. Утром, забрав Селендумских казаков, атамана Герасимова В.Н., Лазарева М.В., Гусева, Тапхарова, отправились в Иройскую долину в д.Новодмитриевку (ныне не сушествующую), где дивизия Унгерна 29 июля 1921 года имела бой с Иркутским комендатским батальоном (7-й особый отряд), шедшим по Удунгинскому тракту навстречу Унгерну. Оборона деревни состояла из трех линий полевых укреплений, имеющих проволочные заграждения, которые перекрывали долину  с запада на восток, блиндажи и пулеметные гнезда. Склоны с обеих сторон были изрыты окопами. Южную, перед деревней, линию обороны, и вторую, за деревней, 4 полк белых, наступающий с Боргоя, занял без боя. Батальон красных успел занять левый фланг третьей линии обороны, как белые, заняв правый фланг, пушками заставили красных сдаться, что решило исход боя малой кровью. Около ста человек сдались, столько же было ранено.

Были сняты камерой окопы, ямы от блиндажей и артиллерийских позиций 100-летней давности. Я впервые столкнулся с профессиональными операторами и удивился, как Саша кропотливо относится к своей работе. На местном кладбище стоит камень, на котором вырезаны фамилии погибших от рук  белых. Рядом казаки станицы Селенгинская в 2012 году поставили поклонный крест, отслужен молебн по белым и красным убиенным. Проехали по купеческому тракту, где шла дивизия Унгерна, осмотрели и засняли написанные на камне, с рост человека, благославляющие путь, молитвы на четырех языках, в том числе на старославянском. Сняты найденные  казаками с металлоискателем пуговицы, звездочки, казачьи знаки, остатки шашки, штык. Казаки Лазарев, Тапхаров, Цыренжапов, Герасимов на камеру рассказали о находках на месте боев и прочитали свои стихи. Пообедали по-походному, с рюмкой водки. Виктор Гатапович Цыренов выполнил обряд подношения местным богам.  Я рассказал на камеру эпизоды боев.

5 августа 1921 года Унгерн возвращался обратно в Монголию, опять через Новодмитриевку. Спугнув красную разведку в деревне, разведсотня 3-го полка Очирова обнаружила наступаюших с Боргоя два полка пехоты красных и один полк с Селендумы. Это вернулись уходившие в Монголию войска 105 и 104 бригады красной 35 дивизии, давшей бой Унгерну у Будуна и у заимки Сухарева у Ахай-Гун-Хуре. Дорога в Монголию через Боргой была перекрыта. Закрывшись принявшим бой третьим полком Очирова, Унгерн ушел через Иройский дацан на Покровку, преследуемый конницей 35 кавполка и отрядом Щетинкина. На марше обнаружилось отставание шести сотен аръергарда: Монгольская, две китайских, японская, 2 сотни Забиякина с пулеметной командой Аргентова. Но какая белая часть имела бой с наспех собранными  Рокоссовским тыловиками, 6 августа, в 20 километрах от Мысовой и отогнала ее от станции? В приказе № 15 Унгерн поставил задачу взорвать тоннели Кругобайкальской ЖД. И не в характере барона отказываться от такой возможности. Что делал под Мысовой Забиякин? Не сорвал ли в очередной раз Рокоссовский планы Унгерна  по уничтожению тоннелей, как проход через Желтуру? Через неделю, пройдя бассейном реки Темник, по тайге, параллельно Джидинскому тракту и береговой байкальской линии, отряд Забиякина соединился с дивизией у устья реки Хамней. Есаул Забиякин получил внеочередной чин войскового старшины (подполковника). Разведка доложила о наводнении на реке Джиде, путь в Монголию слева, кроме бригады Щетинкина, перекрывала Джида. Вперед, только вперед…

22.04.2015  После ночлега в г. Гусиноозерск выехали в Тамчинскую долину на установку Поклонного креста по всем убиенным в Гражданскую войну.  Батюшка Евгений сотворил молебн. Казаки Аксентьев Анатолий, Борисов Дмитрий, Жаркой Иван, Доненко Юрий, Малофеев Георгий, Ефимов Андрей, Доржиев Александр и съемочная группа, помоливщись, минутой молчания почтили память трагически усопших бойцов. Казаки Чагдуровы показали конную джигитовку и накормили отменным обедом. Дарью удивило, что женщины-хозяйки не садились за стол, ждали, когда покушают мужчины и гости. Выехали в Тамчинский дацан на место боя 31 июля 1921 года. Настоятель Солбон лама рассказал о дацане, о бое, о роли Унгерна в Монголии. Оператор Саша все старательно снимала, а я рассказывал эпизоды Тамчинского боя.

1 августа 1921 года, после ночевки на берегу Темника, дивизия тремя полками, 1-й полк в центре, 2-й полк на левом фланге, с задачей обойти дацан с севера, 3-й полк с правого фланга, перерезая пути отступления на Новоселенгинск, пошла в атаку на Гусиноозерский дацан. Гарнизон защитников дацана состоял из дивизиона конников и двух батальонов 315 с.п.,(один батальон стоял в Новоселенгинске) ушедшей в погоню за Резухиным 105 С.Д. Окруженные со всех сторон, красные сдались, кроме упущенной 3-м полком группы конных, проскользнувшей в Новоселенгинск. Потери красных - 67 человек, в том числе командиры и комиссары, высчитанные по глазам Унгерном - 9 человек. Белых погибло 8 человек. За упущения в бою был сменен командир 3-го полка Яньков на есаула Очирова. Полк Парыгина атаковал Новоселенгинск, однако красные эвакуировались на правый берег Селенги в Дальневосточную Республику. Дивизия остановилась на 3-дневный отдых в улусе Загустай. Разведсотня Забиякина доложила о приближении к Нижнему Убукуну конной бригады 5-й Кубанской конной дивизии. Игравший в кошки-мышки со стрелковыми пехотными дивизиями Унгерн, почуяв регулярную конную часть, принял решение уйти обратно в Монголию.

Вечером того же дня выехали в Джидинский район, в Петропавловку. Остановились в общежитии Казачьего техникума, готовившего специалистов сельского хозяйства. Нас встретили руководство техникума Федотов Николай Васильевич, атаман станицы Джидинская Гладышев Владимир Александрович, специалист администрации района Таракановская Татьяна Юрьевна. Поговорили, поужинали. Местный историк Мельников, узнав, что мы снимаем о Унгерне, отказался с нами разговаривать, - "неча прославлять белобандитов". На вопрос, а знает ли он, сколько местных казаков воевало в рядах Унгерна, Иннокентий Дмитриевич промолчал и ушел в дом. Автор о Гражданской войне в Джидинском районе, по крупицам собирающий материалы о своих земляках-партизанах, искренне не хотел знать о другой стороне, тоже наших земляках, тех, кто не хотели рушить вековой уклад наших предков, традиции и обычаи пограничных казаков и с оружием  в руках стали защищать свои права и убеждения.

23.04.2015, позавтракав в техникумовской столовой, мы выехали в Желтуру. Нас уже ждали Сухарева  Галина Ивановна, Сукнева Ольга, атаман Желтуры Бальчугов Александр Дементьевич. Засняли "Казачью избу" - быт и утварь казаков-желтуринцев, музей Рокоссовского, посмотрели материалы и лекцию о жизни легендарного маршала Победы. Покоробил рассказ, как Рокоссовский спас Желтуру от белобандитов, напавших на нее с Монголии, в лихом бою зарубив несколько белоказаков. На вопрос, является ли родственником Галины Ивановны последний атаман станицы Желтуринская Сухарев Перфил Петрович, та ответила: да, но очень дальним. Так получается, что белобандит Сухарев, избранный семью казачьими поселками своим атаманом, по должности обязанный организовывать защиту станицы, напал на родное село со 120 одностаничниками, на стоящих в Желтуре гарнизоном красных, а командир Красной армии Рокоссовский взял и спас незнакомых ему людей. Странная логика…

Пограничники пропустили съемочную группу с  местными казаками в приграничную зону для съемки места боя у кожзавода: генерал Резухин, выполняя приказ Унгерна № 15, должен быть пройти с боями сквозь подразделения 35 стрелковой дивизии, расположенной вдоль границы с Монголией и левому берегу Селенги до Байкала, отвлекая на себя все силы красных, когда сам Унгерн с 1-й бригадой атаковал Троицкосавск, чтобы по правому берегу Селенги, сметая по пути слабые силы Дальневосточной республики, дойти до Верхнеудинска.

Желтура имела три линии обороны: первая со стороны Монголии перекрывала горловину  между Гунзаном и Хутагаем (Джидинским хребтом) в районе кожзавода, вторая в километре южнее села, третья - закрывала село с севера и северо-запада, со стороны Тохоя. Желтуринский гарнизон имел в наличии 311 стрелковый полк Залепугина, подошедший с  Боция 313 стрелковый полк В.Т.Лысова., отдельный кавполк Рокоссовского, сокращенный до кавдивизиона и полковую артиллерию. В резерве находился местный  партизанский отряд Иванова-Римского, с оружием  располагаясь по месту жительства. По настоянию Рокоссовского была поставлена бригадная батарея пушек между Бурмельницей и Гыденом на левом берегу р. Джиды.

Бригада ген.Резухина имела в наличии: 2-й конный полк войскового старшины Хоботова, 3-й конный полк есаула Янькова, Монгольский дивизион, японскую роту, пулеметную команду в 10 пулеметов, артиллерию - 4 орудия.

Дивизион Рокоссовского, находясь в разведке и полк Хоботова, в течении месяца делавший разведочные набеги на Хулдат, Горохон, Тохой и саму Желтуру, уже имели между собой боестолкновения. В составе полка белых находился отряд местных казаков под командованием  атамана станицы Желтуринская подъесаула Сухарева Перфила в количестве 120 казаков.

31 мая  разведэскадрон Рокоссовского с самой границы до кожзавода сопровождал  идуший в атаку  Монгольский дивизион. Сходу был сбит стрелковый батальон Козлова, отступивший на вторую линию обороны, монголы остановились, ожидая Резухина с 3-м полком. Тем временем полк Хоботова с отрядом Сухарева, переваля Убур, спустился в Дуренскую падь, чтобы через Мунгол подойти к Узику и ударить с тыла по Желтуре.

1 июля 1921 года завязался жестокий бой. 3-й полк белых с монголами настойчиво теснили красных и выбили их с окопов  перед Желтурой. Положение спас находившийся в засаде, в подлеске на правом фланге Рокоссовский. Он вывел в атаку дивизион и сходу врезался в ряды казаков Янькова. Завязалась сеча. До самого вечера с переменным успехом продолжался бой. Полк Хоботова,  пройдя Узик, атаковал 313 стрелковый полк  и потеснил его к реке Желтуре, но был подвергнут яростному артиллерийскому обстрелу  батареей с левого берега Джиды. Вернувшись через Узик назад, 1-й полк занял господствующую сопку над селом и начал интенсивно обстреливать позицию 313 полка (есть воспоминание красноармейца 313 полка Грибского Ивана Мефодьевича о этом бое).  Под Рокоссовским был убит конь, а сам он был тяжело ранен и эвакуирован в Мысовск. 2 июня, находясь на прежних позициях, войска продолжали упорные бои уже на улицах села. Генерал Резухин, оценив обстановку, дал команду отступать. Потери красных около 100 человек, белых - 86. Похоронив бойцов в Черемушках, Резухин ушел в Монголию, выполнив просьбу атамана Сухарева не стрелять пушками по станице.  Там, совершив маневр, 4 июня атаковал Боций, 7июня - Билютай. Узнав о неудаче бригады Унгерна под Кяхтой, повернул обратно в Монголию, имея бои 8 июня в Зарубино, 9 июня в Цаган-Усуне, 10 июня на перевале Дзун-Харьясте, 11 июня на Будуне.

Атаман Бальчугов поведал историю своей семьи: его дед ушел с белыми в Маньжурию, когда вышел документ о амнистии, вернулся со своими земляками назад. Проверили - все нормально, а в 1937 забрали в Иркутский централ. А оттуда ни он, ни его одностаничники не вернулись… Еще когда шли войска, все взрослое население убегало в лес, дома оставались старики да малые дети. Унгерн ехал на лошади, когда из ограды выбежала девочка лет пяти. Унгерн подозвал ее и насыпал в подол платьишка горсть серебряных монет…

На обратной дороге заехали на р. Желтуру, где была заранее поставлена сеть на хариусов. Уже в темноте ели жаренный деликатес, по достоинству оцененный гостями. В общежитие вернулись поздно.

23.04.2015 выехали в Закаменский район. В селе Михайловка (п. Цежейский) нас ждал атаман поселка, пограничный дружинник, краевед и патриот своего края Яньков Геннадий Филиппович, атаман Закаменской станицы Осодоев Борис Владимирович, казак Манжиханов. Пообедав у Янькова, с пограничниками Харацайской погранзаставы поехали на их ГАЗ-66 на границу, где был переход Унгерна, почти 100 лет назад, 19 августа 1921 года, через Цежейский хребет.  

Яньков рассказал  на камеру воспоминание земляков и родственников о том походе, о зверствах с коммунистами подручных Унгерна и ответных репрессиях красных. Даже повздорили на эту тему с лучшим другом Геннадием Филипповичем… Яньков рассказал о бое в Командирской пади и показал пушечный капонир и гильзу от того боя.

Переехали в Цакир. Памятник красноармейцам, погибшим в последнем бою на реке Хайке в засаде, организованной генералом Резухиным за неделю до своей трагической гибели. Ужин в Закаменске. Утром посмотрели  и сняли детей в Зарнице, нашего казака Базарова Бальжи и отправились на Модонкульский перевал, место исхода Конноазиатской дивизии за пределы Советской России. Спустились к несуществуюшему сегодня селу Модонкуль, где Щетинкин  Петр Ефимович допрашивал Унгерна. Села нет, а дом перевезли в соседнее село Дутулур и поставили возле школы, сделав там музей с памятной надписью: "В этом доме 20 августа 1921 года партизанский командир Щетинкин Петр Ефимович допрашивал пленного генерала Унгерна". Дарья тщетно пыталась узнать у детей, кто такой Унгерн, хотя о Щетинкине как о красном герое что-то вспоминали. Подошла пожилая бурятка и рассказала о воспоминании ее матери в 12-летнем возрасте: Унгерна, одетого в красную рубаху, везли на телеге по улусу Улекчин, окруженного конными красноармейцами, когда повозка остановилась, стояла жара и какая-то девочка передала узелок с продуктами. Унгерн принял его и спросил по-бурятски, верит ли она в Бога, девочка ответила "да", но была отогнана красноармейцами... Что думал и что хотел спросить всесильный генерал, диктатор Монголии? Может, он хотел, чтобы чистая детская душа помолилась за него Богу и попросила Бога простить за его злодейство?

Атаман Осодоев организовал для съемки ритуальный забой барана. Казаки-буряты по всем правилам осуществили этот забой, а Саша со всех позиций это сняла. Этот эпизод в фильме символизирует ужасы Гражданской войны, с ее жестокостью и несправедливостью. С высоты Святого камня были снята дорога Унгерна, река Джида и окружающий ландшафт горной страны…

24.04.2015 выехали на Кяхту. Впереди 450-ти километровый путь.

По договору 1920 года граница между Советской Россией и Дальневосточной республикой в Забайкалье проходила по реке Селенге. Правый берег от Кяхты до озера Байкал- ДВР , левый от станицы Цаган- Усинская до Байкала – Советская Россия. Граница со стороны РСФСР была сильно укреплена 5-й красной армией. В каждом пограничном селе стояли гарнизоны не менее роты, в 50-60 км располагались полковые гарнизоны и штабы. На опасных направлениях на границе с Монголией стояли полки. В станице Харацайской -310 СП, с.Торей – конная бригада Щетинкина из трех полков, станица Желтуринская- 311 СП,усиленный 35 кав полком, станица Боцинская – 313 СП, станица Цаган-Усинская – 314 СП. В Селендуме и Новоселенгинске расположены штабы, резервные полки и артиллерия 104 и 105 стрелковых бригад, 103 СБр была сосредоточена в Кабанске, прикрывавшая Верхнеудинск и Мысовское направления.  26 СД стояла в Тунке. Части НРА ДВР  1-я кавбригада 5-й кавдивизии, располагалась в Верхнеудинске и Троицкосавске, 2-я отд.кавбригада и пограничные части -  в Кяхте.В Маймачене стояли красные монголы Сухэ-Батора. У Модонкуля части монгол Чойболсана.

Планируя атаку на Троицкосавск, Унгерн, для отвлечения главных сил красных в Советской России направил бригаду Резухина на левый берег Селенги, который сковал все силы  35 дивизии красных на себя. Выйдя из Урги, Унгерн 20. 05 разделил бригаду на две части. 1-й полк Парыгина пошел с Унгерном на Кударинскую станицу, с задачей пополниться за счет кударинских казаков. Этого не произошло, казаки требовали мобилизации, для защиты своих семей. Раздраженный Унгерн  4.06 пошел на соединение с 4-м полком в Ибицике.(Сухэ-Батор). Здесь он узнал о набеге на Ибицык чахар Найдан-вана, грабежах и поражении дивизиона от монгол Сухэ-Батора.  6.06 Унгерн атаковал Троицкосавск, 2-я Сретенская бригада и пограничники с трудом сдерживали атаки белых. 7.06 утром пришел на помощь из России 314 СП, вечером - 313 СП. 8.06 красные, усилившись двумя полками и артиллерией, пошли в наступление. В результате Унгерн, потеряв 6 орудий, весь обоз с  дивизионной казной и более 100 человек пленными, отступил двумя колоннами на Ибицык и Карнаковку. Три дня промедления с атакой на город стоило Унгерну поражения, а Троицкосавску - победы.

Встретились с атаманом города Кяхты Николаевым А.Н., атаманом станицы "Кяхтинская" Цыремпиловым В. Ж., казаками Вандановым и Дугаржаповым. Определились в гостиницу и поужинали.

25.04.2015. Утром в Кяхте познакомились с представителем Кяхтинского района в Селенгинском аймаке Монголии Гындуновым Александром Баритаевичем. С его помощью быстро прошли таможню и погранконтроль. Музей Гражданской войны  в Алтан-Булаке ( Маймачень)был закрыт,но при содействии Гындунова смотрительница открыла и показала нам все экспонаты. Посмотрели оружие того времени, одежду бойцов, фотодокументы. На вопрос , с кем воевал Сухэ-Батор, смотрительница путанно начала говорить о китайцах… Повторенный Гендуновым вопрос о Унгерне привел ее в замешательство и она до конца посещения молчала.

Выезали в г. Сухэ-Батор ( Ибицык). Было жарко. На площади нас ждали два представительных мужчины- доктора исторических наук. Они дали в камеру пространное интервью. Но на вопрос о Унгерне и его роли в жизни Монголии того времени ,замолчали. Как сказал Гендунов – не пришло еще время в Монголии говорить о Унгерне. Засняв несколько видов старых окраин Ибицыка, мы вернулись в Кяхту. Знаменитый Кяхтинский музей представлял его директор Петушкеев Сергей, ознакомившись с экспонатами гражданской войны ,решили съемку продолжить утром. После приема главы, во время которого все чиновники выехали на тушение лесного пожара , мы удостоились банкета с музыкальными номерами местной самодеятельности и заезжей звезды-кяхтинца. Концерт очень понравился. Ну, а знаменитая бурятская мясная кухня, была выше похвал.

26.04.2015. Съемка в Кяхтинском музее, экскурсия, где гидом был директор музея Петушкеев Сергей. Прощание с кяхтинцами, благодарение за помощь и гостеприимство. В путь на Большую Кудару, куда Унгерна заманивал приходом в дивизию большого количества бойцов-казаков сотник Нечаев.  

На въезде в село нас ждал атаман Бурлаков Александр Константинович, ждал с хлебом-солью и рюмкой на шашке. Сразу же начались съемки лошадей, колоритных  казаков и казачек. Посадили нас на разукрашенную коляску, запряженную в тройку гнедых, сбоку гарцевали вооруженные верховые казаки и прокатили до местного музея. Саша не переставая снимала.

Прекрасный обед, приготовленный гостеприимными хозяевами, и мы выехали в Улан- Удэ. По пути панорамные съемки. В Гусиноозерске попрощались… Поход по пути Унгерна закончен, что-то грустно стало... Вспоминая бурную прошедшую неделю, хочу поблагодарить участвующих в работе казаков и казачек всех принимающих нас станиц. Глав районов и чиновников, помогающих с организацией съемок и решением бытовых проблем. В.Г. Цыренову, нашему переводчику,  "шаману", как говорили о нем в съемочной группе, Священнослужителей, делающих свое древнее святое дело и просто жителей, пожелавших передать семейные воспоминания на суд зрителей.

Большая благодарность съемочной группе - Дарье Николаевне, Александре Эрнстовне, Анне Владимировне, что своими съемками разбудили память народа, заставили вспомнить о своей истории, белых и красных, так и не понявших, кто прав, а кто виноват.

                             Аксентьев А.П.

На фото: Желтура, граница; Солбон лама о боях в дацане в 1921 году; Молельный камень на торговом тракте - пути Унгерна; Закаменск, Святая гора - путь Унгерна; Поклонный крест в Тамчинской долине по всем убиенным в Гражданскую войну; Сухэ-Батор, беседа с докторами-историками о Гражданской войне в Монголии; Кяхта, музей; Большая Кудара, съемки; Казачий ансамбль в Большой Кударе.

 

Фотогалерея

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Регистрация

Войдите в свой аккаунт