latest
Воскресенье, 15 сентября 2013 17:42

Сохранение казачьей культуры на территории Бичурского района

Автор 

Исследование на тему "Сохранение казачьей культуры на территории Бичурского района" ученицы Бичурской СОШ №2 Калачёвой Екатерины (2011 г.). Научный руководитель: учитель истории и обществознания Савельева Л.Ф. 

Бичура – древнейшая казачья станица. Сегодня в Бичуре проживает 280 потомственных казаков. И мой отец тоже из семьи потомственных казаков. Мы живём на казачьей улице, которая в советское время была переименована в ул. Ленина. С детства я слышу слова: казак, казачка, казачество. Уважение, с которым говорится об этом в моей семье, подталкивает меня к поиску ответов на множество возникших вопросов. В первую очередь – почему наше поколение так мало знает о казаках, их образе жизни, быте. А ведь казаки играли важную роль в истории нашего государства. Являясь служилым сословием многие века, они защищали Россию от врагов. Также в современном российском обществе произошли значительные изменения, которые предъявляют новые требования к воспитанию современного человека. Общество ставит задачу подготовить личность, которая может и хочет участвовать в государственной политике, сумеет найти свое место в обществе. Для этого в настоящее время необходимо создавать условия для сохранения культуры, традиций, обычаев своих предков, поднимать интерес к истории своего народа, села, района, к познанию истоков и корней казаков. Изучение традиций казаков дает возможность особой ценностью у подрастающего поколения воспитывать здоровый образ жизни и неприятие таких запрещенных явлений, как употребление вина, курение, ведение аморального образа жизни. Она является и примером семейного воспитания в духе традиций. 

Несколько лет назад судьба свела меня с замечательным человеком, истинным патриотом родного края, Слепневым Арсением Петровичем. Благодаря ему я узнала захватывающую историю о том , что в верховьях реки Старицы (сейчас Бичурки) в начале прошлого столетия образовалось несколько маленьких сел: Тюглюй, Каменное и самое большое среди них – Кукуцел, где проживали в основном казаки. Эта история меня очень заинтересовала, и я стала по крупицам собирать материал. 

Оказалось, что до меня по этой теме почти никто не работал и, естественно, не было никакой литературы, даже газетных публикаций очень немного. Очень мало информации я нашла и в архиве. Поэтому все сведения мне пришлось брать у информаторов. В настоящее время бывших жителей в живых осталось совсем немного. В работе были использованы в основном их воспоминания. Мне удалось собрать сведения о первых жителях, установить практически точный численный состав проживавших. Очень большую помощь мне оказал Слепнев Арсентий Петрович, который вел при жизни летопись своего рода, которая передается по поколениям. Его дед был одним из основателей Кукуцела. Кроме этого, я собрала небольшой словарь говора, характерного для данной местности, заговоры, которыми пользовались местные жители, приметы, сонник. Составила краткое описание праздников, которые особенно почитались, одежды, предметов быта. 

По моему мнению, каждый житель нашей страны должен знать историю своего края и делать все возможное, чтобы сохранить ее.

На фото: жители Кукуцела.

Из истории Забайкальского казачества

Официально Забайкальское казачество ведет отчет своей службы Отечеству со дня подписания грамоты Царем Алексеем Михайловичем Енисейскому воеводе Афанасию Акинфову «О снабжении ратных служилых людей, иду-щих в Дауры» от 20 августа 1655 г. Приход в Забайкалье первых казачьих отрядов начался со строительства острогов, установления отношений с местным населением и проведение их в русское подданство, отражение набе-гов монголов на остроги и поселения крестьян вокруг них. После заключения Нерчинского договора, казаки сопровождали торговые караваны и духовные миссии в Пекин, устанавливали приграничные экономические связи на уровне меновой торговли с монголами. При необходимости казаки выдворяли перебежчиков, а также выполняли повседневные задачи по нарядам острожных начальников. 

После заключения Кяхтинского договора охрана границы упорядочилась и полностью была возложена на бурят и тунгусов. Они стали ревностно исполнять свои обязанности. Об этом сообщил царю С.Рагузинский в своем сообщении. 24 марта 1728 года Хоринским родам Селенгинского и Нерчинского дискритов «за их верность и прилежность к службе, и чтобы и впредь служили со всякой ревностью», были пожалованы знамена на каждый род. По Указу Сената от 17 октября 1760 года из тунгусов был образован казачий полк в 500 человек. К июлю 1851 года в забайкальском войске было более 48 тысяч человек. Казаки принимали участие во многих войнах, таких как: Отечественная война 1812г., Русско–Турецкая война 1877-1878гг., Кавказская война 1801-1804гг, 1-ая Мировая война. Во время войны 1904- 1905 гг. 

20 век внес коррективы в развитие российского общества. В конце марта 1918 года 3 казачий съезд (93 делегатов) постановил упразднить Забайкальское казачье войско и звание «казак».1 июня 1918 года ЦК РКП (б) во главе со Я.М.Свердловым, приняли директиву «О расказачивании». Руководящие работники приняли её, как руководство к действию. Они организовали широкое применение репрессий не только к казакам-кулакам, воевавшим на стороне белой армии, но и к середняками. И заполыхала по селам ревкомовская политика «расказачивания»: станицы переименовы-вались в сёла, запрещалось носить шаровары с лампасами, из обращения изгонялось само слово «казак». В феврале в Бурятии началась жуткая компания массового террора. Расстреливали не только богатых казаков, но и середняков, и бедняков, недавно перешедших добровольно на сторону красных. Для свободолюбивых защитников Отечества позорнее наказания, чем расказачивание, нельзя было придумать. 

Страшна для казаков не смерть в бою, а бесчестная гибель, позор и несправедливость. Нашему поколению и нашим наследникам необходимо знать правду, чтобы сохранить гневно–скорбную память о сынах Родины, безвинно погибших во время геноцида казачества.

Из истории Бичурских казаков

В самом начале улицы Ленина (В прошлом Казачьей) проживают семьи, в основном носящие фамилии Григорьевых. Именно их предки основали несколько поселений в тайге в верховьях Бичуры. 

В этих семьях сохранилось предание о двух друзьях Григорьевых Федосе и Федоре. Оба они родились в конце 19 столетия и были призваны на германский фронт в годы первой мировой войны. Уходя на фронт, они оставили в Бичуре семьи. Многое изменилось с тех пор, произошла революция, свергли царя. Вернувшись, домой, Федос и Федор пополнили число бичурских бедняков. Но, к несчастью, оба они были из рода казаков. Поэтому, когда началась политика, направленная против казаков, они решили, спасаясь от репрессий, уехать жить в тайгу «от греха подальше». А так же лес в деревню для дома возить не надо, и простора для скота много. Вместе с ними собрались еще несколько семей. 

Первым начал переезжать беднейший мужик Григорьев Архип Петрович. За ним Григорьев Трофим Климович с семьей. Всего сначала переселились на новое место 5 семей. 

Все вместе первому решили строить дом Федосу. Наготовили около 100 бревен и довольно быстро его поставили. Но когда приступили к строительству дома для Архипа, первое же бревно убило его единственную кобыленку. Для него это был удар: он считал, что удача на новом месте отвернулась от него и решил вернуться в Бичуру. Но мужики собрались миром, купили ему за 3 рубля кобылу и уговорили остаться (из восп. Григорьевой М.С). Дома строили из сосны. Тщательно подбирали деревья, валку производили при помощи двуручной пилы и топора, свозили к месту волоком на лошадях. Тонкие бревна шли на постройку сараев, гумна, завозни, заплотника. Крыши дома крыли дранницами. Для этого выбирали стройное дерево. Для определения срубали нижний сук и раскалывали его. Если сучок кололся ровно, значит, ствол сосны прямой, и можно из этого дерева делать дранье. Из сваленного дерева вырезали сутунок 3-4 метра. При помощи колуна и клиньев раскалывали его пополам, а полученные части еще пополам. Из полученной четверти обязательно убирали сердцевину – галтину. Оставалась самая важная часть – дор. Затем из дора, по годичным кольцам снимали дранье, как крупную ровную щепу. Толщина драницы была 3 -4 сантиметра. Для этого применялось специальное лезвие, колотушка и, конечно же, необходимо было мастерство. Обычно этим делом занимались 2-3 человека. Уж слишком тяжелый был труд. На крышу одного дома нужно было до 180 дранниц. Остальные постройки покрывали корой деревьев или соломой. (см. фото) 

Постепенно село стало увеличиваться. Чуть позднее, ниже по течению реки поселилось еще несколько семей. Теперь в лес перебирались не только казаки, но и семейские, были и буряты. Заводили свои семьи и строили дома рядом с отцами повзрослевшие сыновья. В тридцатые годы Федос Панкратович перевез к себе жить престарелых родителей, которые вскоре умерли. Так на Кукуцеле появилось первое кладбище, которое сохранилось до сих пор. 

В марте 1930 года вспыхнуло кулацкое восстание в Бичуре. В течение трех дней свирепствовали кулаки и нойоны: убивали активистов и их семьи, жгли Советы и жилые дома. С помощью Бичурских активистов и Кяхтинского погранотряда восстание было подавлено. Многие кулаки, боясь возмездия, бежали в лес, но были схвачены пограничниками. Среди пограничников оказался талантливый каменотес, который на отвесной Кукуцельской скале вытесал изображение Ленина. (Когда мы попробовали отыскать его, то оказалось, что скала полуразрушилась и никакого изображения там не сохранилось). Одни бывшие жители говорят, что изображение было, другие считают, что скала просто чем-то была похожа на голову Ленина. Но легенду эту знают все бывшие жители Кукуцела, с кем я встречалась. Точно же подтвердить не смог никто. Первым, от кого я ее услышала, был Владимир Яковлевич Белых, который около полугода прожил у родственников в Кукуцеле.

Занятия населения

Место, которое переселенцы выбрали для заселения, было сплошняком заросшее ерником. Поэтому нужно было выкорчевать его и сжечь. Этим занималась каждая семья отдельно, кто сколько мог. Орудия труда делали в основном из березы, железа было очень мало и стоило оно очень дорого. Сеяли зерно вручную и углубляли его в землю при помощи бороны. Помогали выжить охота и рыбалка. Но все же основными занятиями оставались земледелие и скотоводство. Под пашни и покосы постепенно расчистили все земли вокруг. У переселенцев не было ни одного плуга, зато в каждой семье был соха с сошником и борона. А также полная сбруя для лошадей, и одна на всех веялка.  Пахать начинали в зависимости от весенней погоды, обычно позже, чем в Бичуре, т.к. в лесу всегда было холоднее, да и опасность заморозков гораздо выше. Из-за сурового климата часто вымерзала пшеница, поэтому выращивали в основном овес, рожь, гречиху и коноплю. Но зато яровые давали хороший урожай. На огородах тоже почти ничего не росло. Картошка и та рождалась мелкой и рано вымерзала. Уборка урожая была исключительно трудоемким процессом. Колосья срезали в основном серпом. Затем их вязали при помощи суслонов в снопы. Овес, гречиху, ячмень косили косой – литовкой с грабками. Затем снопы свозили на гумно и складывали в клади (скирды). Молотили их поздней осенью. Зерно складывали на ровной площадке и по команде старшего били цепами, в четком ритме не нарушая темпа и очередности. Вымолоченное зерно перебрасывали деревянной лопатой в ворох, а затем при помощи веялки отделяли от него мякину. Наряду с уборкой зерновых, заготавливали и коноплю. Ее выращивали на более бедных почвах, в начале осени выдергивали с корнем, связывали в снопы и около месяца вымачивали в воде. Затем сушили (иногда в жаркой бане), и женщины небольшими пучками мяли ее деревянной мялкой. Получались пучки длинных мягких волокон. Из них пряли веревочную пряжу-вервь, наматывая ее на деревянные барабаны. Потом из нее вили веревки, без которых не обойтись в хозяйстве. 

Из семян конопли жали масло, которые использовали в пищу в постные дни. На конопляном масле пекли оладьи и блины. А для разжигания светильников «сальников» остатки вытопленного сала «шкварки» мелко толкли, добавляли в них конопляное масло, затем вставляли фитиль из конопляных волокон и ставили в невысокий глиняный кувшин. 

Несмотря на суровый климат, для скота здесь было приволье. Почти круглый год лошади паслись в соседних падях, а остального скота на зимовку ставили очень поздно. Поэтому сена у всех было вдоволь. Разводили в основном монгольскую породу лошадей – невысокого роста, но очень неприхотливую к корму и выносливую в условиях Забайкалья. Она могла перевозить на телеге грузы по 18-20 пудов на расстояние 40 верст в день. В каждом хозяйстве была своя телега, сани, сбруя, пошевни, назмянка, двухосные дроги для перевозки сена и бревен. Колеса делали деревянные. Их покупали у бичурских мастеров. На каждой телеге для их смазывания висел деревянный логушок с дегтем и помазок (палка с намотанной на конце коноплей). Сани и дуги для сбруи изготавливали только из березового материала. Весной березу гнули на специальном станке – бало и сушили все лето. Потом их обрабатывали, оснащали копыльями, нащепами, обвязывали вязами, соединяя в сани. И при помощи березовых заверток прикрепляли к оглоблям.

Была и небольшая кузница, и свой кузнец, который выковывал все необходимое для всего села. Он ремонтировал бороны, сохи, подковывал лошадей, изготавливал обручи для деревянных колес. Выковывал навесы для ворот, крючки, ухваты, колуны, топоры, тяпки и т.д. У всех большим спросом пользовалась сера, которую собирали на стволах лиственницы. Добычу кедрового ореха вели древним способом. Им занимались все семьи, так как орехи продавали на рынках Кяхты и Улан-Удэ. Орудия кедрового промысла - колот и сайба. До сих пор в тайге сохранились и сайбы, и печи для серы. 

Каждый хозяин в совершенстве владел технологией смолокурения и выгонки дегтя. Деготь применялся для смазки рабочих поверхностей трущихся узлов транспортных средств, основным из которых являлась конная телега. На каждой телеге обычно висело деревянное ведерко с дегтем и помазком. Смазывались в основном оси и втулки колес. Широкое применение находил деготь в народной медицине. 

Смола же использовалась в строительстве. И смолу, и деготь продавали в Бичуру. Бичурские кузнецы так же хорошо покупали древесный уголь «кученок». Для его заготовки в лесу работали по два три человека, которые занимались заготовкой этого топлива. 

Не менее важным ремеслом являлось кожевенное и обувное дело. Необходимость их диктовалась натуральной формой хозяйства. 

Самым трудоемким процессом была выделка кожи. Большим мастером-скорняком среди кукуцельцев считался Григорьев Павел Федосеевич. Он принимал заказы. 

Не менее кропотливым бьл труд обувщиков. Пошив унтов, ичигов, пимов, чарков настоящим образом выполнял только Савельев Иван Панкратович и его сын Георгий. Правда, подшивать и зашивать умели большинство мужчин.

В тридцатые годы почти все взрослые работали либо в колхозе «Ленинский путь», что спасло их от раскулачивания. 

Выгонка серы. На коре находили обильные проявления смолы, стесывали ее топором. В селе была специальная печь из камня для выгонки серы. Внешне она напоминала землянку. Ее сильно протапливали, внутрь ставили корыто, наполовину заполненное водой, а сверху корой со смолой. Отверстие закрывали камнем и замазывали глиной Высокая температура выгоняла серу из коры в воду. Застывшие сгустки затем перетапливали на обычной плите в чистой воде и разрезали на пластинки. 

Добычу кедрового ореха вели древним способом. Им занимались все семьи, так как орехи продавали на рынках Кяхты и Улан – Удэ. Орудия кедрового промысла - колот и сайба.

До сих пор в тайге сохранились и сайбы, и печи для выгонки серы.

Колот – метровая чурка, укрепленная на прочной рукоятке метра два длиной. Получается огромный молоток и носят его на плече. Конец рукоятки ставят к стволу кедра, отводят чурку назад и ударяют по дереву. Обычно достаточно 2-3 удара, чтобы осыпались все шишки. Их собирают в мешки и относят к сайбе. Это устройство для вымолачивания ореха из шишки. Она стоит на пеньках высотой в пол метра, со стенками из двух нетолстых кряжей связанных в угол. Дно устилается лиственными палками толшиной в вершок. Получается своеобразное решето на столбиках, шириной в полтора метра. Полмешка шишек вываливали на сайбу и долбили по ним кривыми палками. Шишка кедра деформируется, с нее слетает защитная скорлупа, орех проваливается между палками вниз, в сайбе остается лишь «куколка» -основа. Чтобы в орехе не появилась плеснь, его сушили и высыпали в специальные мешки – тулуны. 

Технология смолокурения и выгонки дегтя. Строили печь на высоком берегу речки. Центральная часть печи, сложенная в форме самовара из кирпича, имела высоту 4-5 аршин, около трех метров. Ее основание - воронка углублялась в землю на полтора аршина. Из нее уходила под землей труба, по которой стекала смола. Вверху - аршинное отверстие для укладки внутрь измельченнoгo смолья, поленьев. После заполнения печи верхнее отверстие закрывалось каменной плитой, замазывалось глиной.На поверхности земли вокруг печи выкладывался очаг. В нем разжигали дрова и калили печь сутки-двое. Внутри печи смолье без доступа воздуха превращалось в уголь, а смола стекала вниз по трубам в деревянное корыто. Еще горячую ее из корыта сразу же переливали в бочку, укупоривали деревянным шкантом. Выгонка дегтя производилась аналогичным способом. Только вместо смолья внутреннюю печь заполняли берестой. Деготь применялся для смазки рабочих поверхностей трущихся узлов транспортных средств, основным из которых являлась конная телега. На каждой телеге обычно висело деревянное ведерко с дегтем и помазком. Смазывались в основном оси и втулки колес. Широкое применение находил деготь в народной медицине.

Смола же использовалась в строительстве. Например, покрывалось смолой дранье для крыш домов, покрывались смолой ворота; если ворота были под «кабаном» (с небольшой крышей), то особенно смолой покрывался «кабан»; обмазывались рабочие поверхности граблей, вил и других деревянных орудий и приспособлений. Иногда обрабатывалась нижняя часть столбов (которая закапывалась в землю), для чего требовалось очень много смолы. Обработка смолой сохраняла изделие, увеличивался срок использования. И смолу и деготь продавали в Бичуру. Бичурские кузнецы так же хорошо покупали древесный уголь «кученок». Для его заготовки в лесу работали по дватри человека, которые занимались заготовкой этого топлива. Технология была следующая: в лесу выкапывалась яма глубиной 1,5 метра, шириной 5 метров, длиной 6 метров. В яму закладывались сухостойные бревна, желательно без сучьев и не гнилые. Их закладывали навалом. В яме с четырех сторон делали душники. На пачку бревен закладывалась солома, сверху засыпалась землей и утрамбовывалась. Количество бревен укладывал ось такое, чтобы было немного выше глубины ямы. Снизу, через душники, разжигали огонь. После того, как пламя разгоралось, душники засыпали. Возле ямы постоянно дежурили, чтобы не возник открытый огонь. Если где появлялся дымок, то это место сразу за: сыпали землей. Таким образом, при закрытой яме, при большой температуре бревна тлели и превращались в угли. Большими совками, лопатами их разрушали и выгребали уголь. Яму хорошо зачищали и закладывали снова. Весь процесс длился 10-15 дней. 

Выделка кожи. Как и в бурятских улусах, выделкой кожи занимались женщины. После выдержки в бурдуке кожу мяли в деревянной мялке. Мялку ставили под навес или в баню. Сыромятная кожа шла на изготовление сбруи, часто из нее шили обувь, ичиги. Но сыромять не годилась на ичиги, раскисала в сырости. Поэтому мастера-кожевники дубили ее в настое из ольховой коры. После вьделки дымили древним способом. Осенью выкапывали в ограде вертикальную ямку - нору на глубину до аршина. В нее опускали горячие угли, на них сверху насыпали полведра сухих сосновых шишек. Над ямкой на треноге укреплялась выделанная овчина мездрой вниз. Дымление шло медленно. Задымленная овчина приобретала желто-оранжевый цвет и была готова для пошива унтов, тулупов, полушубков, рукавиц.

Быт

Близость бурятских улусов оказала влияние на жизнь, быт и говор. Название пади, а затем и села означает по-бурятски скалы. Наверное, это название бурятские племена дали этой местности в связи с тем, что здесь множество живописнейших отвесных скал, самая знаменитая из которых - Кукуцельская стена. Много бурятских названий и вещей использовалось и в быту: ичиги – вид бурятской обуви, Малахай – шапка, бурун, яман, куцан, доха, тулун и другие. Женщины–бурятки теперь стали носить платки. Многое вошло в обиход казаков и от семейских и наоборот. Особенно интересна верхняя зимняя одежда – это были различные варианты полушубков и шуб. В дальнюю дорогу сверху накрывались дохой. У мужчин -меховые шапки-ушанки, на руках меховые рукавицы, на ногах теплые унты из шкур животных, валенки из грубой шерсти. На зиму чаще шили толстые ватные стеганые штаны, реже из овчины или меха косули. Весной и осенью мужчины носили курмушки (куртка без рукавов). Весной и летом, и даже зимой, чаще рабочая обувь состояла из ичигов. 

Женский костюм представлял из себя либо сарафан, который без изменения сохранился до сих пор (см. фото в Галерее изображений), либо длинную (до пола) казачью юбку и кофту. 

Посуду в основном изготавливали из дерева, глины и бересты. Вместо кастрюль использовались чугуны и горшки. Для теста использовалась деревянная квашня. Для воды - кадушка литров на 100-150. В каждом доме была ступа, скалка. Скалкой не только раскатывали тесто, но и вместе с рубелем ими гладили белье (см. фото). С этой же целью использовали утюги на углях. 

При входе в дом не стучались. Только после поклона иконам, вошедший крестился, здоровался. Нельзя было увлекаться вином и табаком, на это был строжайший запрет. Жестоко наказывались и воры. Вообще–то в селе никогда не было замков. Основным неудобством было отсутствие медицинской помощи. Но к приезжим в Бичуру врачам относились настороженно - поэтому пользовались больше услугами костоправов, знахарок и повитух. В основном считали: «Бог дал – Бог взял». Чувствуя недомогание, не спешили к врачу, а использовали травы, шли на целебные источники. В окрестностях Кукуцела есть скала с дырой. Считалось, что если в полнолуние через эту дыру на веревке протянуть больного «падучей болезнью» - эпилепсией, он излечится. Далеко приходилось добираться и до школы, поэтому не все дети получили образование. 

Постепенно в пятидесятые годы семьи стали выезжать в Бичуру, где жить стало гораздо легче, была школа, больница, магазин, работа. Последними уехали в 1967 году Григорьев Петр Иванович и его жена Мария Петровна, которая проживает в Бичуре по улице Краснопартизанской № 9. 

Первые жители села Кукуцел

Савельев Федор Панкратович (1883 г.р.), его жена Савельева Федосья Нефедовна (1894г.р.), дети: Устин (1928г.р.) Михаил (1934г.р.) Анисья (1928г.р.) Леонид (1930 г.р.).

Григорьев Федосей Кириллович (1894 г.р.), жена Анна Панкратовна (г.р. неизв.), дети: Марья (1916 г.р.), Павел (1918г.р.), Степанида (1919 г.р.), Анна (1924.г.), Филей (1927г.р.)

Григорьев Архип Петрович (1914 г.р.), Варвара Анисимовна (неизв.), дети: Устинья (1938г.р.), Лукерья (1940 г.р. живет в Бичуре).

Григорьев Трофим Климович (г.р.неизв.), Жена Марья Степановна, дети: Василиса (1910 г.р.), Прасковья (1916 г.р.), Ульяна (1919 г.р.), Ларион (1926 г.р.), Татьяна (1928 г.р.), Филипп (1930 г.р.), Степанида (1924 г.р.).

Савельев Иван Панкратович (1906 г.р.), Степанида Филеевна (1906 г.р.), дети Андрей (1927г.р.), Николай (1930 г.р.), Георгий (1934 г.р.), Марфа (г.р.неизв.).

Григорьев Павел Федосеевич (неизв.), жена (Марфа Степанидовна), дети: Захар (1940 г.р.), Варвара (1941 г.р.), Иван (1944 г.р.), Елисей (1946 г.р. жив в Улан –Удэ), Василиса (1947 г.р.), Виктор (1949 г.р. жив неизв.), Никита (1950 г.р. жив Бичуре), Анна (1952 г.р.).

Иванов Матвей Степанович ( 1928 г.р.), жена Марина Акимовна (неизв.), дети: Иван (1950 г.р.), Анна ( 1953 г.р.), Степанида (1954 г.р. жив).

 

Словарь говоров

Словарь говоров жителей села Кукуцел:

Бульба (бульба) сущ ж р-картошка.

Бурун (бурун) сущ м р-молодой бык.

Бурунка (бурунка) сущ ж р-молодая корова первого отела.

Байка (байка)сущ ж р-фланелевая ткань.

Басрик (бастрик) сущ м р-жердь для связывания воза сена.

Балаган (былаган) сущ ж р-шалаш

Бечевка (бечевка) сущ ж р-тонкая веревка I.

Вали шустрей(глагол пов.)-иди быстрее.

Влепицца клешшук (кляшшук)глаг+сущ м р-вопьется клещ.

Водень (вадень)- насекомое, сосущее кровь.

Варьги (варьди) сущ ж.р. –рукавицы.

Выттьти (выттьи) глаг-выйти.

Галтина–сердцевина ствола сосны.

Гумно–постройка, для хозяйственных нужд.

Дармовой (дармовой) прил- дешевый.

Дивья бы, нареч-хорошо бы.

Доглядеть (дыглядать) глаг-присмотреть за кем-либо.

Давеча (давеча) нареч-некоторое время назад.

Дор-доски, оасколотые вручную из ствола сосны.

Драница–доска из сосны.

Жарянина (жирянина) сущ ж р-жаркое из свежего свинного мяса.

Жалезка, сущ ср-железо.

Запечка (запечь) сущ ж р-место между печью и стеной на кухне. Запонка (запынка) сущ ж р-украшение на семейском сарафане, используемое наподобие пуговицы

Задворти-место за домом и двором.

Завозня–постройка для хранения сбруи, саней, телег, с\х инвентаря.

Заплот–плотный забор из продольных тонких бревен.

Запан (запын) сущ м р-фартук, элемент женс. костюма.

Здибень (здибень) сущ мр-хлеб, который в основном пекли на поминки.

Ичиги (ичиди) сущ-мягкая кожаная обувь.

Казенка (казенка) сущ ж р-кладовая.

Квашня (квашня) сущ жр-деревянная посуда для замешивания теста.

Кичка (тичка) сущ жр-головной убор замужней женщины.

Крынка - сущ ж р-посуда из глины.

Кошева (кышева) сущ жр-сани с коробом.

Куль (куль) сущ мр-мешок.

Качка (качка) сущ жр-кроватка для младенца.

Куржак (куржак) сущ мр-изморозь.

Куть(куть)сущ Ж р-кухня.

Копна (копна) сущ жр-маленький стог сена.

Кряж-основание дерева.

Кнезек (кназек) сущ жр-бревно на самом верху крыши.

Лагун(лагун) сущ м р-деревянная бочка.

Кладь-скирда.

Колот–чурка для сбора кедровых орехов.

Ланись (лонись) нареч-в прошлом году

Ладный - прл-хороший.

Люлька (люлька) сущ жр- зыбка для младенца.

Лончак (ланчак) сущ м р-жеребец.

Князек–верхнее бревно, на котором крепилась крыша.

Пытка (лытка) сущ жр- часть ноги.

Лошшина (лошшина) сущ ж р-низменность.

Лыбиться (лыбицца) глаг – улыбаться.

Мякушка (мякушка) сущ жр-булка хлеба.

Не бреши, глаг- не ври.

Намеднись, нареч- вчера.

Нончи, нареч-в этом году.

Нехристь (нехрись) сущ ж р-безбожник.

Назем, сущ м р-навоз.

Напраслина (напраслина) сущ ж р-неправда.

Наушенье (наушшенне) сущ ж р-клевета, сплетня.

Начернить, глаг-обвинить напрасно.

Назмянка–телега с самосвальным коробом для вывоза навоза.

Очип (очип) сущ м р-жердь на которой крепилась люлька.

Опара (опара) сущ ж Опара-закваска для теста.

Омулявка (омулявка )сущ жр-мелкая рыбешка.

Обсоюзка-деталь ичигов.

Полати (полати) сущ-настил для сна из досок над печкой.

Поскотина, сущ ж р-выпас для скота.

Плетень (плятень) сущ м р-забор из плетеных веток.

Пошевни-сани с коробом для вывоза навоза.

Ладка (латка) сущ ж р-глубокая сковорода.

Сухарить, глаг-дружить.

Сайба–устройство для обмолота кедровых шишек.

Сомускать, глаг- созывать, агитировать.

Сеяльница (сельница) сущ. ж. р. -деревянный короб для муки.

Солодка (солодка) сущ. ж. р. - сладкие побеги.

Станушка (станушка) сущ. ж. р. - нижняя женская рубаха.

Литература и информаторы

Литература:

1.​ Архив колхоза «Ленинский путь».

2.​ Бичурский районный архив ф. 21, оп.3, д.19.

3.​ Абидуева. С « Промчались зимы с веснами» г. Бичурский хлебороб № 34.от 17 мая 1992 г

4.​ Сизых А. « Был я тогда еще молод» г. Бичурский хлебороб № 96 от 20 октября 1967г

5.​ Луговской Л.В. «Забайкальские старообрядцы» г. Ударник № 27 от23 марта 1932 г

Информаторы:

1) Слепнев Арсентий Петрович (1932 г.р.), проживал Бичура, ул. Краснопартизанская 75 (умер в 2005 году). Записано 24 января 2005 года.

2) Слепнева Мария Петровна (1934 г.р.), адрес: ул. Краснопартизанская 9 (записано 16 марта 2005 года).

3) Григорьева Мария Федосеевна (1916 г.р.), адрес: ул. Маскова 57 (записано 10 августа 2005 года).

4) Григорьев Виктор Павлович (1949 г.р.), адрес: ул. Ленина 68 (записано 7 сентября 2005 года).

5) Григорьева Анисья Федоровна ( 1932 г. р.), адрес: ул. Краснопартизанская 45 (записано 17 мая 2006 года).

6) Слепнев Владимир Арсентьевич (1950 г.р.), адрес: ул. Краснопартизанская 64 (записано 23 ноября 2006 года).

7) Белых Владимир Яковлевич (1947 г.р. умер в октябре 2007 г ), проживал по ул. Молодежная 25.

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Регистрация

Войдите в свой аккаунт